trek

Алайский хребет, 2007

Отчет о горном походе II к.с. (PDF 300 Kb)

В этом году отпуск давали в июле, а не в августе. Всего-то разница в месяц, казалось бы, а весь поход наперекосяк. Собирались, как обычно: вдруг решили ехать в Киргизию, на Кичик-Алай. За две недели до отъезда собрали сведения о районе и заодно снаряжение и продукты, за неделю до отъезда придумали маршрут, поменяв его два-три раза. И даже зарегистрировали его в знакомом турклубе «Сплав». План был такой: подойти к Алайскому хребту с севера, четыре раза перейти через него, продвигаясь на запад, а потом, перевалив через хребет Кичик-Алай, вернуться в Ош.

Поначалу все было хорошо. Уже привычная дорога катилась, как по маслу, мы перепрыгивали с одного вида транспорта на другой без задержек, и ровно через трое суток, как вышли из дому, стояли в исходной точке нашего маршрута.

Водитель Курбанали и попутчики

Жители Сары-Могола

Перевал Сары-Могол

Тропа на Сары-Могол

С Сары-Могола на юго-запад

Снежок

Перевал Гранта Генженцева

Перевал Сары-Могол с юга

С перевала Гранта Генженцева

Над долиной реки Киндык

Перевал Киндык

Falscher Kindik Pass 1en Sattel ostlich des Kindikpasses
Катег. пер.: IIIA Fiertag 10.8.1990
Deutscher Alpenverein (DAV) Sektion HSG-Rostock
Rainer Vogth, Michael Preusker, Stefan Franze, Thomas Ahbe
Aufstieg vom See Kindik Seite Pass 16:35 Uhr Abstieg Чон Алай
Wetter: sonnig, warm Saalai in Wolken
Kond.: Nicht zu empfehlen Aufstieg wegen Irrtum

Записка с перевала

Спуск с Киндыка ложного

Река Кашка-Суу

Место переправы

Перевал #113

Над долиной Дамджайлоо

Путь к перевалу СК МАИ

Путь к перевалу СК МАИ

Перевал СК МАИ

Пик Ленина

Долина Кашка-Суу

Ручная работа

Дорога на перевал к реке Балыкты

Верховья Балыкты

Сары-Могол в Алайской долине

Верхом на сузьме

Ош, Сулейман-тоо

Дорога

Итак, поездом до Алма-Аты, маршруткой до Бишкека, потом в Ош. Из Бишкека на юг в этом году возили только таксисты. Интересно, среди ошских таксистов на автовокзале дежурит милиционер — неприметный такой, но за торгом и прочими разговорами аккуратно выспрашивает подробности, куда едем, зачем, названия перевалов... Мы внушали доверие. Договорились по 800 сом с человека с симпатичным немолодым водителем по имени Курбанали (или дядя Коля по-русски). Ранним утром были в Оше на задворках базара.

Вот тут вышла заминка. Нашли было машину, идущую в кишлак Сары-Могол, но вскоре выяснили, что это не тот Сары-Могол, что нам нужен, а Сары-Могол по другую сторону хребта. Нас отправили на автовокзал, где мы потеряли час в бесплодных распросах. Оказалось, в Сары-Могол на реке Кичик-Алай (куда мы направлялись) автобус ходит раз в неделю и, как правило, вчера. Наконец, в толпе таксистов нашелся один храбрый на DAEWOO Tico, который знал дорогу, — его бараны паслись в этом районе. Звали его Карим, он единственный согласился ехать за реальные деньги — 1500 сом. Остальные просили 3-5 тысяч, в общем-то не зная, куда нас везти.

Мы с рюкзаками кое-как поместились в крохотную машинку, заехали на рынок за сухофруктами и на телеграф. Таксист расспросил знакомого про состояние дороги и повез к себе домой, менять машину. В запасе оказались «Волга» и УАЗ-469. Жена его поднесла нам несколько домашних лепешек, мы пересели в «Волгу» и отправились в горы. Ехали не спеша, подвозя каких-то знакомых таксисту селян, пару раз студили двигатель водой из речки. Над горами висели подозрительные облака.

Дневник похода

Пастбища на склонах около кишлака поливают. Молодой паренек ходил с мотыгой и поправлял арыки, распределяя воду из ручья по склону. Мы переоделись, натянули ботинки и пошли вверх от дороги по тропе левого (ор.) берега реки Сары-Могол. То вверх, то вниз сновали мальчишки на лошадях и осликах. Через пару часов мы остановились за каньоном на первой удобной площадке. Немного выше на противоположном берегу стояли юрты, и пока мы ужинали, детвора что-то кричала нам, зазывая в гости. Перекричать реку было трудно, пришлось подняться до мостика и при помощи горсти конфет и знаков объяснить, что мы устали и в гости придем завтра утром. Смышленая девчонка на ослике, кажется, все поняла. А вообще в этих краях по-русски говорят и понимают немногие. Хотя, нет, понимают они неплохо, потому как по телевизору российские каналы смотрят. Но почти не говорят.

На следующее утро пили чай в юрте у приветливой хозяйки Анаргуль. К чаю — плотные киргизские лепешки, маслянистые блинчики, каймак (сметана), топленое масло, пережаренный с сахаром каймак (похоже на ириску, название не запомнили). Все очень натуральное, жирное и вкусное. Вокруг юрты валялись фантики от наших вчерашних конфет. Нам выдали бутылку айрана и завернули пару лепешек, мы в ответ поделились теми, что дала жена таксиста, — и так тяжело. Айран был вкусный, похоже, из козьего молока.

У чабана выше задерживаться не стали. Он пообещал дождь через день — вчера было сухо, значит сегодня будет мокро. И весь день погода радовала дождем, градом, снежной крупой, громом. Заночевали у реки Сары-Могол под большим камнем напротив притока. Вода стала мутной, но пить можно. Дождь с небольшими паузами лил всю ночь.

Ранним утром хватило сил искупаться, но пришлось еще два часа валяться и греться в спальнике. Ждали, когда прекратится дождик, потом сушили вещи. Наш первый перевал под названием Сары-Могол находился в верховьях одноименной реки. К вечеру мы были под перевалом на высоте за 4000 метров. Шел плотный снег, почти нулевая видимость. Перед перевалом на широком выносе черных камней встретились яки. Странные они, чем-то похожи на мамонтов.

Тут мы обнаружили один из казусов этого похода. Часть карт, причем лучшую, мы оставили дома. Точнее на рабочем месте рядом с принтером. И куска маршрута, а также обзорной карты всего района у нас не было вообще. На хорошую погоду тогда еще была надежда.

Следующий день по прогнозу чабана выпадал ясным. Так и случилось с утра. К обеду поднялись на перевал, жалея по дороге тех лошадок и осликов, которые не по своей воле ходят здесь. Спустились к красивым озерам, но что-то в прогнозе погоды сбилось, и опять пошел дождь, переходящий в густой снег. В перерыве между зарядами снега продвинулись к озеру с островом, где и встали на ночь. К утру озеро замерзло. В этих безлюдных краях выше 4000 м нам предстояло провести больше недели, не встретив ни одной живой души. Одиночество скрашивали мышки, птички, а пониже — крикливые сурки.

Несмотря на ясное утро, следующий день был крайне непродуктивным — мы прошли не больше двух километров. Мешали туман, снег и даже гроза. Зато заночевали на слегка наклонном плоском камне, размером с палатку. Другого места не нашлось.

Перемену погоды мы почуяли ночью по звуку ветра. Утренняя метель сменилась солнцем, и мы бодренько зашагали на второй перевал — Гранта Генженцева. Этот перевал вполне спортивный (ослики по нему не ходят), высотой 4720 м. А мы были вторыми после калужских туристов, «открывших» его год назад. Погода позволила отработать день полностью. Вечером, спустившись с перевала, собирая остатки сил, нашли безопасную и относительно ровную площадку у ручья и встали на ночевку.

Ручей впадал в реку Киндык, до которой мы шли полтора дня, отсиживаясь под тентом в часы дождя и снега. Шел шестой день среди снега и камней, очень хотелось погреться, помыться и поесть чего-нибудь еще, кроме лапши-паутинки и овсянки, и мы немного спустились по реке Киндык до нижнего края каньона, туда, где растет арча и пасутся коровы. Пригревало солнышко, цвели цветочки, резвились толстые рыжие сурки. А мы ели гречку и рис, чего не могли себе позволить приготовить на газе. Над нами кружил орел, который, как выяснилось на следующее утро, поймал сурка и не доел заднюю лапку.

Дальше нам надо было на перевал Киндык, 4600 метров. Поднимаясь вдоль реки, спугнули орла — он тяжело взлетел с земли. Заночевали на просторной ровной поляне размером почти с футбольное поле. Утром ветер принес запах животных, оказалось, за холмом пасутся яки. Некоторые из них купались в холодном озерке.

Мы долго шли по неустойчивой осыпи, часа два ругались о выборе пути (в широком смысле этих понятий). Несмотря на это, путь выбрали не совсем верный и попали на ложный перевал Киндык. Правда, туда указывала стрелка на фотографии перевала, которой мы пользовались. По очень живой осыпи мы больше часа лезли вверх на какие-то 200 метров, а на перевале нашли записку немецких туристов от 1990 года, откуда и узнали, что это ложный перевал. Немного спустились и увидели справа тропу с настоящего перевала.

Мы опять оказались на южной стороне хребта. Здесь собирается красивая речка Кашка-Суу — дно и берега ее покрыты крупным черным песком и мраморно-белыми валунами, а сама она то и дело ныряет в узкие глубокие каньоны. Уже смеркалось, когда мы нашли относительно ровную площадку под палатку. Вокруг рос крупный сочный ревень — компот получился отличный.

Треугольник в слиянии рек Кашка-Суу и Кекджар местные жители называют «арал», что означает остров. Солнечным утром мы спустились до разлива реки и целый час искали место переправы на арал. В конце концов пришлось перепрыгивать с большого камня в узком месте со страховкой. Рюкзаки перекинули, один не очень удачно — подмочили. Потом навстречу попались стадо баранов, мальчик и мужчина, отлично говоривший по-русски. Первые люди за восемь дней.

Мы шли на запад вверх по реке Кекджар на неприметный перевал без имени, обозначенный на схемах #113. На противоположном берегу видели пару охотников и одного коня, слышали выстрелы. К вечеру погода испортилась, пошел дождь. У озера перед последним взлетом на перевал стоял грустный серый конь, привязанный и под седлом. Дойдя до противоположного края широкого перевала, поставили палатку с видом на затянутую туманом долину Дамджайлоо.

Всю ночь, следующий день и следующую ночь лил дождь, иногда переходя в снег. Мы валялись в палатке, в разрывы в тумане разглядывали кусочек долины. Повыше виднелись озера Дамджайлоо, на которые мы собирались сходить. Из-за плохой погоды мы отставали от графика уже на несколько дней и посещение озер пришлось отменить.

Утром подъехал молодой парень на старом коне, говорил, что потерял хорошего коня, ищет теперь. Обещал хорошую погоду к концу дня или на утро следующего. Немного развеялось, мы даже смогли подсушить вещи и собрались в путь обратно на реку Кекджар, а затем по левому притоку к перевалу с названием СК МАИ, 4600 м. Небольшое ущелье поднималось ступенями высотой 50-100 метров, на каждой — ровная площадка метров 100 в длину и шириной во всю долину, каждая красива по-своему. Сначала были поляны красного песка с редкими пучками зеленого лука, потом водопад, потом сад камней, ручеек, разлившийся на десятки рукавов, округлые каменные лбы, а на последней ступени — высокий черный террикон морены. Дождик, накрапывавший с обеда, постепенно усиливаясь, перешел в крупные хлопья снега, ручей исчез под камнями. Не доходя 300 метров до перевала, остановились на ночевку на маленькой площадке среди крупных камней. Сам перевал не виден из-за сильного снега.

Снег валил всю ночь и прекратился только утром. Палатка и спальники сырые, вокруг палатки сугроб, перевал весь белый — наконец-то разглядели его. Еще вечером договорились, что при приличном слое свежего снега лезть на закрытый ледник нам не по зубам. Так что позавтракали, собрали рюкзаки и под снежком пошли вниз. Обедали на арале, здесь выглянуло солнце, но над горами висели облака. Спустились немного по Кашка-Суу, встали на ночевку на маленькой полянке у самой реки, любуясь пиком Ленина. Солнце уже село, когда Алайскую долину, а потом и нас, накрыла гроза.

Ниже по реке стояли юрты. В одной из них мы провели полдня за чаем и разговорами с хозяином — он хорошо говорил по-русски и оказался весьма образованным и интересным человеком. Жена его ткала длинный узкий коврик (кажется, называется это боо, элемент убранства юрты), дочь пекла лепешки в большом казане над костром, старший мальчик поймал рыбку, младший играл с машинкой, согнутой из толстой алюминиевой проволоки. Еще младший, показывая на нас, спросил отца: «Они вышли из телевизора?» — потому как никогда не видел вживую людей европейской наружности. Вечером мы ушли через гребень на соседнюю речку Кара-Кабак и остановились в зарослях ивы и жимолости, а следующие полдня отмывались и отстирывались в этом уединенном месте.

Чтобы израсходовать нерастраченный спортивный задор, мы решили не спускаться пока на дорогу в Алайской долине, а пройти немного на восток, перевалив через пару хребтиков. Места здесь довольно обжитые, есть дороги, ЛЭП, фермы, поля. Деревьев нет, речки маленькие, скорее, ручейки. За день по солнцепеку дошли до долины реки Балыкты — говорят, в ней водится форель, но удочек у нас, конечно, не было. Стоянки чабанов обходили стороной — берегли желудки.

Исход

Утром семнадцатого дня нашего бесславного похода вышли на дорогу Алайской долины на 38-м километре и с надеждой на попутную машину двинулись к Сары-Моголу, в который нас чуть не увезли в самом начале. Машины в кишлаке не нашли — либо переполненные, либо избалованные близостью пика Ленина местные жители просили 100 долларов. Дул сильный попутный ветер, Заалайский хребет затянут облаками. Перекусили у дороги, чай согреть не смогли из-за ветра. Пошли дальше, и сразу нас подобрал старый грузовой ЗИЛ-131. За 200 сом договорились доехать до Сары-Таша, до которого оставалось около 20 км. Было около трех часов, в Сары-Таш попали уже в сумерках...

В кузове оказались три мальчика, пара пустых бочек и десяток странных белых мешков с чем-то мягким и упругим. Из мешков подтекало. Мальчики объяснили, что это сузьма, т.е. творог. Машина, подпрыгивая на остатках дороги, бодро свернула в какой-то кишлак. Скоро поедем дальше, сказали нам. Остановились у одного из домов, откуда высыпало большое киргизское семейство и стало закидывать в кузов такие же точно мокрые мешки и фляги с кумысом. Так повторялось еще раз восемь в трех кишлаках. Где-то нас угостили национальным напитком тан, где-то лепешками, поговорили по-английски, предлагали водки, звали в гости, мол, барана зарежут... Набралось около 7 тонн творога, в кузове не осталось места ни для нас, ни для рюкзаков. Их кое-как примостили у кабины на бочках с сузьмой, мы притулились рядом. Перемазались, вымокли в творожной жиже, пошел дождь. На последней погрузке договорились, что нас довезут до Оша за 1000 сом.

Под дождем доехали до Сары-Таша. Здесь в кабине освободилось место, и нас пересадили. Мы разместились в середине, водитель и его напарник соответственно у дверей. Водитель по-русски не говорил, хотя неплохо понимал, напарник, служивший когда-то в Советской армии, болтлив невыносимо. Они собирают творог и кумыс в долине и везут в Ош, в какую-то фирму, производящую молочный напиток тан. Такие рейсы у них бывают дважды в неделю.

Стемнело, дождь продолжался. В тумане и при отвратительной видимости по мокрой разбитой дороге поднялись на перевал Талдык. ЗИЛ скрипел, хрипел, фыркал, чихал, стонал и издавал все прочие противные звуки, но ехал. Напарник водителя непрестанно хвалил машину, акцентируя наше внимание на том, что она российского производства. А китайские, дескать, плохие. И вообще хвалил все русское — двадцатилетний магнитофон «Пионер», группу «Ласковый май», старый советский телевизор, автомобили «Волга». Главное, мол, не то, как работает техника, а что починить всегда можно... Медленно спустились с перевала, дорога лучше не стала.

Уже после полуночи остановились у темной придорожной столовой, перекусили. Из-за аварии в долине не было электричества, в столовой было душно и пахло арчовым дымом. Вокруг огромные лужи и жидкая грязь. Отъехав немного, чинили машину у автосервиса — проблема с бензонасосом. Отправились дальше. В городе Гульча на заправке отдали 1000 сом водителю — топливо обошлось почти в 700 сом. Машину остановили у поста ГАИ перед мостом через реку Гульча. Пока водитель беседовал с ГАИ и делился канистрой кумыса, а толстый милиционер с фонарем спрашивал нас «вот из ё нейм?», под капотом машины случился небольшой пожар. Опять чинились. Напарник водителя тем временем прятался в кустах от ГАИ — задолжал кому-то чего-то. Зато, сев в машину, умолк и заснул. Поехали дальше, на перевал Чыйырчик (в переводе — скворец).

Начался дождик, перешедший в сильный дождь, а потом в ливень. Дорога покрыта глинистой скользкой грязью, не считая выбоин, ям и луж. Видели на обочине три перевернутых китайских грузовика и один «КамАЗ», съехавший в кювет. Наш молчаливый водитель ехал профессионально и очень осторожно, и, глядя на лежащие на обочине машины, приговаривал по-русски — «страшно». После перевала началась красивая, поросшая арчой долина, справа появилось широкое русло реки, стали попадаться села. Под утро водитель начал засыпать, пару раз останавливался, чтобы взбодриться на прохладном утреннем воздухе, потом вздремнул с полчаса.

Ранним утром подъехали к посту ГАИ недалеко от Оша. Здесь водитель отдал пару килограммов сузьмы, и проехав немного, высадил нас на первой остановке общественного транспорта. Здесь тоже шли дожди. На маршрутке, по 15 сом с человека, доехали до автовокзала, пересели на другую, идущую к стадиону. Чувствовали себя неловко, источая аромат сузьмы и задевая деловитых утренних горожан мокрыми и грязными рюкзаками.

На стадионе у главного входа нам показали направо — «Там ваши останавливаются». В 150 метрах обнаружили синий забор, а за ним несколько домиков, похожих на летний пионерский лагерь. Комната на двоих обошлась по 150 сом с человека в сутки, душ стоил дополнительные 25 сом. Спали полдня, вечером гуляли и ели. Еще день прошел в осмотре ошских достопримечательностей, походов на базар за фруктами и в летние кафе за пивом. Посетили краеведческий музей, поднялись на священную гору Сулейман-тоо. Смывали следы сузьмы и сушили вещи.

В этот день изменилась погода — в Оше стало жарко, а небо над горами расчистилось.

как красивооо!!!! супер!!

как красивооо!!!! супер!!

Спасибо! Эти горы не мы

Спасибо!
Эти горы не мы сделали :-). Просто посмотрели и Вам показали.

Dear Helga, we saw your

Dear Helga, we saw your pictures "Alai" in google earth. We are the german tourists who left a message on Kindik-Pass. I hope that this notice will operate well. Try to contact me. I am interested in more photos and the map you mentioned.
Mountainireally Yours s.franze at gmx.de

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании

КАПЧА
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку. Введите ЦИФРАМИ число. Из-за засилия спамеров коментарии публикуются после проверки администратором.
девять - = четыре
Solve this math question and enter the solution with digits. E.g. for "two plus four = ?" enter "6".