trek

Ат-Баши и Ферганский хребет, Киргизия, 2008

Путь из Нарына в Ош

Вокзал Новосибирск-главный

Гостиница Ала-Тоо в Нарыне

Комната на двоих в гостинице Ала-Тоо

Главная площадь Нарына

Главная площадь Нарына

Река Нарын

Птица удод

Спасибо, Сеит!

Устье реки Баш-Кельтубек

Поворот на Бесмойнок

Хребет Ат-Баши. Верховья реки Баш-Кельтубек

Перевал Баш-Кельтубек

Перевал Баш-Кельтубек с юга

Снег в Аксайской долине

Аксайская долина

Юрта на речке Ширикты

Перевал Ширикты с юга

Перевал Ширикты, спуск на север

Перевал Джамат, вид с перевала Ширикты-западный

Каньон, приток с перевала Джамат

На перевале Джамат

На перевале Джамат

Вид с перевала Джамат на перевал Ширикты-западный

Спуск с перевала Джамат

Долина Джамат

У цирка Таш-Рабат

Спуск к реке Джинишке (Ичке)

Долина Джинишке (Ичке)

Озеро Чатыр-Кель с перевала Карасу

Перевал Карасу с запада

Ночевка на реке Карасу

Ферганский хребет, ущелье Суек. Вид с реки Карасу

Загадочный ров в долине Арпы

Колючка

Хребет Ат-Баши с реки Суек

В юрте на реке Суек

Ущелье Суек

Место первой переправы через Суек

Заросли облепихи

Вид на ущелье Кокбель

Лисичка

На перевале Кокбель

Перевал Кокбель с запада

Долина левого притока Каракола

Ручей с перевала `?`

Перевал `?` с севера

На перевале `?`

На перевале `?`

Перевал `?` с юга

Сулуу-Сары-Таш

Перевал Качура-Бель с севера

Вечер на озере Кулун

Следы медведей

Восточный берег озера Кулун

Западный берег озера Кулун

Озеро Малый Кулун

Третье рождение реки Кулун

Первые люди за восемь дней

Приток реки Кулун

Тропа вдоль реки Кулун

Окраина поселка Кондук

Утро в Каракульдже

На базаре в Оше

Гостиница у стадиона

Фонтан в ошском парке

Каждый раз, как мы приезжали в Киргизию, в случайных разговорах с местными городскими жителями неизменно звучало: «А вы в окрестностях Нарына были? Нет? Поезжайте обязательно!» Ведь там, мол, самая нетронутая природа, дикие козы и олени ходят сотнями, трава такая густая, что стадо баранов в тысячу голов, пройдя по пастбищу, не оставляет следа, и вкуснее этих баранов нет во всей Азии. Что ж, Нарын, так Нарын (город, ну и река там же). От него на юг расположен хребет с красивым названием Ат-Баши, на западной оконечности хребта есть большое озеро Чатыр-Кель — чем не цель путешествия, а еще немного на запад через долину реки Арпы — и можно дойти до южной части Ферганского хребта.

Информации об этих районах в интернете очень мало. Из перевалов западной части хребта Ат-Баши хорошо известен только Таш-Рабат благодаря его принадлежности Шелковому пути и сохранившемуся караван-сараю. На карте к43-28 обозначено несколько перевалов через хребет, но что они собой представляют — неизвестно. То же самое касается перевалов южной части Ферганского хребта. Аксайская долина, истоки реки Арпы и озеро Чатыр-Кель описаны получше — там проходит дорога из Нарына в Китай, современная версия шелкового пути.

Впервые мы собрались в поход, не имея никаких сведений, кроме картинок из GoogleEarth, ни об одном перевале и, чтобы не заблудиться, обзавелись навигатором GPS и координатами всех ключевых точек маршрута. Навигатор, конечно же, нам очень пригодился, а водитель, подвозивший нас к начальной точке маршрута, восхищался прибором и все переживал, не обижаемся ли мы, что его машина не смогла добраться до нужного места, и он высаживает нас, не доехав 2 км. Спасибо, Сеит, мы не обиделись.

Когда оформляли маршрутную книжку, категорию перевала придумывали сами: обозначен на карте, ведет через главный хребет, нет дороги и нет информации — значит 1Б; есть информация или идет через отроги — 1А или н/к в зависимости от высоты и от того, насколько нравится название. В сравнении с реальностью получилась несколько завышенная оценка сложности, но хорошо, что не наоборот. А вот переправы, как мы и предполагали, были серьезными — реки Ферганского хребта полноводные, быстрые и мутные.

Дорога

До Бишкека добирались как обычно. Подросли цены: маршрутка Алма-Ата—Бишкек стоила 1000 тенге (+20% к прошлому году). Изменился порядок пересечения границы Казахстан-Кыргызстан — теперь это делается с рюкзаками на себе. В Бишкеке новая цена проезда в маршрутке: 8 сомов до 21:00 и 10 — до 6 утра.

Как обычно, на западном автовокзале нас поджидала милиция: обыскали, проверили документы, расспросили о том, о сем, записали в амбарную книгу. Накануне вечером в Бишкеке застрелили полковника из наркоконтроля и милиция была особо бдительна.

Было около полудня. Узнав, что последние маршрутки в Нарын выезжают в 22 часа, если наберутся пассажиры, мы оставили рюкзаки в камере хранения и поехали в центр города, чтобы получить допуск в погранзону.

Да, мы решились на новую степень обрастания бумажками и за месяц до отъезда позаботились о пропуске. Нашли в интернете адреса шести азиатских фирм, в списке услуг которых было оформление допуска в пограничные зоны Киргизии. Три фирмы промолчали, две ответили что оформляют только все путешествие сразу — с транспортом, едой, гидом и музыкой, одна попросила перевести по 30 евро с человека в филиал банка Пакистана и не давала никаких гарантий, а на вежливую просьбу выслать договор, замолчала.

Хвала Аллаху, набрели на ОсОО «Туркестан тревел» — по 17 евро с носа в момент передачи пропусков в руки. За пару дней до отъезда ребята напомнили нам по электронной почте номера своих мобильных.

Поменяли деньги, купили SIM-карту (паспорт для этого не нужен!), вбросили на нее 500 сомов, которые так и не смогли выговорить за месяц, встретились с сотрудниками «Туркестан тревел». Получили два листа бумаги формата А4 — два экземпляра коротенького письма с несколькими печатями. Нет только одной — печати Нарынского погранотряда, которую нужно получить самим, а по заверениям Сергея Пышненко, главного менеджера фирмы, это просто — нужно подойти к начальнику отряда, и он поставит подпись и печать.

Радостные и свободные, мы отправились на базар за изюмом, курагой, луком и чесноком в поход и фруктами просто покушать, потом к родственникам — помыться и поболтать. Вечером вернулись на автовокзал, но пассажиров на маршрутку или автобус не набралось, пришлось искать такси. Стоит такси до Нарына 450 сомов с человека, ехать примерно четыре часа.

Выехали в сумерках, уже в полной темноте остановились на полчаса у кафе на повороте с иссыкульской трассы в Нарын, а в начале второго ночи ехали по Нарыну. Попросили водителя остановиться у недорогой гостиницы, тогда, проехав широкую площадь, нас высадили у большого темного здания — только в окошке первого этажа горела свечка. Мы выгрузились и вошли в свежеевроотремонтированные двери. После краткого разговора с сонной дежурной в обмен на 200 сомов получили ключ от номера 18. В здании, а может быть, и во всем Нарыне не было света. В номере оказались две кровати, стол с маленьким старым телевизором, пара стульев, встроенный шкаф и умывальник с холодной водой, удобства дальше по коридору — их слышно.

Подскочив в шесть утра, мы доели остатки дорожных яблок и лепешек и около семи часов вышли в город в поисках более осмысленного завтрака. Увы, в Нарыне в такую рань негде выпить чаю и даже купить пакет сока — магазины и кафе открываются после девяти. Это вам не Бишкек и тем более Ош, где в любое время суток не останешься голодным.

В неподвижном воздухе висела тонкая светло-бурая пыль, сквозь которую тусклым пятном пробивалось солнце. Пыль равномерно заполняла пространство, придавая ему осязаемость, и скрывала все в отдалении, из-за чего настойчиво всплывала мысль, что надо протереть очки, но идеально чистые очки болтались на шее и были ни при чем. Пыль продержалась всю следующую неделю, скрыв от нас вершины Ат-Баши.

Мы прошли город в один конец до автовокзала, по пути нашли погранотряд и выяснили, что начальника не будет до обеда. Потом пошли в другую сторону и нашли базар. На базар стекался народ, из пары уже открытых кафе мы выбрали то, где почище, и остались довольны: свежий и вкусный горячий завтрак стоил 40 рублей на двоих.

В 11 часов мы вернулись к пограничникам, познакомились с энергичным и приветливым майором Салибаевым, который, посмотрев наши бумаги, радостно сказал, что согласно постановлению 312 наши печати и подписи на их территории не имеют силы и нужно получить новые в местном МВД и ГБ. Мы удивились, но пошли в местный отдел ГБ, где дежурный попросил нас зайти после 14 часов, но и после 14 прождали еще час вначале на крылечке, потом в комнатке для посетителей, а потом, разозлившись, начали звонить в «Туркестан тревел». Сработало — активное действие вызвало другое действие: во время разговора появился капитан ГБ, без лишних слов забрал наши паспорта и бумаги, вернул через 10 минут с подписью и печатью и послал обратно к майору Салибаеву. Было поздно — Салибаев в это время уже перегонял киргизских яков с территории Китая на родину, и встреча с майором откладывалась на утро.

8 августа 2008

Утром в 8:00 мы были у пограничников, в 9:00 у них закончилось совещание, в 9:30 майор Салибаев взял у нас бумаги и начал «проверять их по базе», в 11:00 у нас кончилось терпение и начались телефонные переговоры с Сергеем из «Туркестан тревел» и разговор на повышенных с Салибаевым, в 12:00 Салибаев сказал что наши бумаги оформлены неправильно, в 12:30 мы получили их с подписью и печатью.

Так мы потеряли сутки. Претензии майора: подписи и печати пограничного отряда, МВД и ГБ Иссыкульской области, которые стояли на письмах, им не указ, нужно получить местные. Позиция фирмы «Туркестан тревел»: существует договоренность МВД, службы ГБ, пограничников и турфирм, оформленная на уровне правительства, о том, что достаточно отметок служб любой области, чтобы пропустить в пограничную зону любой области. Наш вывод — в Киргизии в погранслужбе Нарынской области бардак.

Злые и голодные, мы отправились обедать в то же самое кафе на базаре. Сытые и слегка подобревшие вернулись в гостиницу, взяли рюкзаки и пошли на автовокзал пешком. Точнее, мы ловили машину и потихоньку продвигались к автовокзалу. Никто так и не остановился. У автовокзала нас обступили таксисты-междугородники, и через пять минут мы уже сидели в Audi. За 1200 сомов нас согласились довезти до ущелья Баш-Кельтубек. Водитель Сеит из села Ат-Баши в тот день первый раз приехал в Нарын подзаработать, и ему сразу повезло — попались интуристы. Он долго не верил, что мы русские, впрочем, он не один такой — нас часто принимают за немцев, французов и даже американцев.

Дорога довольно унылая, склоны ближайших гор красноватые, а дальше серая муть. Заехали в село Ат-Баши в гости к Сеиту, выпили чаю, захватили его младшего сына и поехали в горы. Навигатор показывал 30 км до устья Баш-Кельтубек, мы отправили SMS в турклуб о выходе на маршрут, получили ответную, позвонил Сергей из «Туркестан тревел», и на полуслове исчезла связь.

Около 16:00 мы остановились в поле в двух километрах от устья Баш-Кельтубек. Сильный ветер, видимость около 5 км, дальше все исчезает в дымке, и нет ощущения, что ты в горах, — не видно снежных вершин.

Маршрут

Попрощавшись с водителем, мы переобулись и за ходку дошли до устья. Баш-Кельтубек — небольшая и чистая речка, легко перейти вброд. По долине до высоты 3000 метров идет дорога, по которой иногда ездят некоторые виды автомобилей, есть труба водовода, несколько скотоферм, домики и юрты. В начале седьмого мы решили, что день удался и можно вставать на ночлег на равном расстоянии от двух стойбищ — оба в пределах видимости, но все же достаточно далеко.

9 августа 2008

Утром вброд перешли на правый берег и за две ходки дошли до развилки, где дорога поворачивает на Бесмойнок. Погода была ветреная и тускло-солнечная, мы добрались уже до 3000 метров высоты, но еще встречались одиночные лиственные деревья и совсем не было арчи. После еще одной ходки встали по техническим причинам (расстройство пищеварения) на полудневку под деревцем у правого притока. На противоположном берегу трое детишек что-то собирали с прибрежных кустов в ведерки, кривлялись и кричали нам. Показали дохлого сурка — наверное, придушила сопровождавшая их собака.

Отлежавшись, в 16 часов мы двинулись дальше уже по тропе и остановились лишь, когда солнце коснулось гребня, сообразив, что пока оно не исчезло совсем, надо вымыться. Потом поставили палатку на месте, где когда-то стояла юрта, и рано легли спать. Проснулись около полуночи от дикого завывания ветра и грохота бедной палатки.

10 августа 2008

Поспать толком не удалось — просыпались каждые 15 минут от очередного порыва ветра, а в 7 часов уже стали собираться в путь. Вышли в 8:00 и через пару часов уже любовались нашим первым перевалом Баш-Кельтубек и гребнем Ат-Баши с места слияния трех ручьев и рождения реки. Отсюда еще с километр тропа плавно ведет вверх, ручей остается далеко внизу, воды нет. Набрав 250 метров высоты, мы оказались на заболоченном плато с конями, а еще через пару коротких ходок обнаружили ручеек — уже полдень, пора обедать.

После обеда быстро одолели разделенный ручьем моренный вал, забирая влево по пологому участку. Дальше — ручеек и еще один вал, ограниченный слева ледником, почти по границе с которым мы поднялись на морену, уваливаясь вправо. Отсюда открывались два варианта пути под перевал: либо спуститься на ледник, потеряв 50 метров высоты, и добежать до перевального взлета по прямой, либо двигаться по дуге вправо, не теряя высоты. Мы выбрали второй путь, на котором пришлось пересекать многочисленные промоины в морене, потом потоки грязи, потом по очереди проскочить участок под ледяной проплешиной, откуда летели камни, и на остатках сил проползти сыпучий склон. Перевальный взлет представлял собой 200 метров под углом 30 градусов устойчивой щебенки в окружении каменных завалов. В 17:00 мы были на перевале Баш-Кельтубек, навигатор показал высоту 4204 метра, lon=75.504694, lat=40.820993. Побегав по перевалу, обнаружили единственную за весь поход точку с телефонной связью — если подняться вправо вверх по осыпи, можно отправить SMS и получить ответ.

Вид на Аксайскую долину не радовал — та же бурая муть в воздухе, едва различимое русло реки Кек-Айгыр далеко внизу, справа в боковом гребне понижение, через которое можно сократить путь к следующему перевалу в верховьях реки Ширикты. Под перевалом метров на сто ниже просматривалась ровная площадка, закрытая от ветра снизу склоном, куда мы и спустились и только поставили палатку, как налетел снежный заряд, и все скрылось в тумане.

11 августа 2008

Утром та же картина — туман, снежок. Прождав погоды до полудня, мы, в конце концов, не выдержали и пошли на ощупь в тумане, полагаясь на зрительную память. Оказалось, вид с перевала запомнился верно, мы точно вышли к понижению в гребне, перебрались через него и обнаружили следующий. Вообще, нам нужно было пройти вдоль хребта на запад около 15 километров, для чего можно было либо спуститься в долину и двигаться по ровной местности, либо перескакивать через многочисленные боковые хребтики. Второй вариант казался короче и интереснее. Туман к тому времени развеялся, мы бодро пересекли несколько гребешков и пару ручейков и вышли к слегка заболоченной широкой долине с красивой светлой речкой. Хотели встать тут на ночлег, но было рановато, совершенно негде укрыться от ветра, и решили мы одолеть следующий гребень. За ним не было воды, за следующим тоже и за третьим, зато не было ветра. Вечерело, у нас с собой оставалось около стакана воды, а согласно карте все ближайшие речки — пересыхающие, вода точно есть только в середине долины в реке Кек-Айгыр, до которой топать и топать. Мы спустились к одному из притоков, русло которого обнадеживающе блестело, но и эта речка оказалась сухой. Быстро темнело, и нам ничего не оставалось, как заночевать здесь, меж берегов сухого русла у края Аксайской долины.

12 августа 2008

Ночью пошел снег, к утру слой на палатке и траве дорос до пяти сантиметров, проблемы с водой не стало. Опять до обеда просидели в тумане, потом по тающим остаткам снега дошли вдоль хребта до пары юрт на первой полноводной речке. Юрты принадлежали одной большой семье и стояли рядом — мужская, по-рабочему простая, и женская, разукрашенная и нарядная. Кумыс в мужской юрте был резкий и хмельной, в женской — мягкий и сладковатый.

Сытые и захмелевшие, мы распрощались с гостеприимными хозяевами и за полчаса подошли к следующей речке — как и предыдущая, она называется Ширикты, поскольку текут эти речки с одной горы. Тут нас тоже зазывали в гости, но мы, извинившись, прошли мимо и стали подниматься по хорошей тропе на правом берегу. Через два часа под снежком встали на ночевку на маленькой площадке у большого камня на склоне. С этого места видна верхняя часть перевала Ширикты.

13 августа 2008

С утра солнечно, на тенте свежий снежок, из которого натопили воду для завтрака. По тропе дошли до скал вверху ущелья, обогнули их слева, поднимаясь по осыпи. Прямо — путь к притокам реки Таш-Рабат, направо — перевал Ширикты. Нас интересовал кратчайший путь к перевалу Джамат, то есть прямо. В 11:30 мы поднялись на перевал, названный нами Ширикты-западный (его истинное имя пока неизвестно) — 1А, 4061 м, lon=75.390265, lat=40.782200. С него виден перевал Джамат и просматривается пологий спуск вниз. Бросив рюкзаки, сделали радиальный выход на перевал Ширикты — путь туда лежит практически через вершину горы, от которой отходят два плеча с перевалами. По следам коня и по колено в снегу за 20 минут дотопали до перевала Ширикты 4059 м, lon=75.398000, lat=40.785028 — здесь, на основном скотопрогонном перевале, в августе висит снежный карниз, безопасный спуск только по склону горы слева, а перевал можно оценить как 1А.

Вернулись на Ширикты-западный, за полчаса сбежали с него и около 13:00 встали у ручейка на обед и водные процедуры. В три пополудни отправились в путь вниз по руслу и вскоре углубились в каньон. Ручей постепенно превратился в стремительную реку, склоны становились все выше и неприступнее, и два следующих часа мы выкручивались, как могли: прыгали, ползали, лазали по скалам и осыпям — конечно, ничего серьезного, за исключением паршивых склонов, с которых при дождичке полетят камни, и скользких камней под ногами. Там, где в наш ручей впадал приток, бегущий с перевала Джамат, перелезли через завал из больших желтоватых камней. За ним метров через сто на правом берегу притока начиналась терраса с тропами и свежими следами лошадей. Из последних сил вскарабкавшись по земляному склону на эту террасу, мы еще за час дошли до сухого русла ручья с перевала Джамат. Погромыхивал гром, и, пока ставили палатку, начался дождь, перешедший в ливень с грозой.

14 августа 2008

Утром ясно, наконец-то смыло пыль с неба. В 9:45 начали подниматься на перевал Джамат, в 10:30 уже гуляли по нему вместе с табуном лошадок. Отсюда виден перевал Ширикты-западный и вполне логичный спуск с него через левый гребень. Если идти таким путем, категория перевала Ширикты-западный не выше 1А, сложность нашего пути через каньон — на уровне 1Б. Хорошо, что ливень начался на пару часов позже.

Некатегорийный перевал Джамат 3628 м, lon=75.344028, lat=40.785056 используется пастухами — один из них встретился на спуске, напоил нас айраном. Его летний дом стоит там, где река Джамат впадает в реку Таш-Рабат. Чистая и красивая речка Джамат неторопливо течет в мягких травянистых берегах, узкая и глубокая. Мы не удержались и искупались, сполоснули одежду, позагорали. В 13:00 переправились через Таш-Рабат (к месту брода нас вывела тропа), а после переправы шли уже по «шелковому пути». Разницы особой между просто тропой и «шелковым путем» мы не заметили, разве что встречаются оставленные караванами фантики от конфет и окурки. В 14:00 встали на обед у ручейка, судя по яичной скорлупе и чайным пакетикам, это место пользуется популярностью. В 15:30 вышли, в 17:00 были у начала ущелья к перевальному цирку, в 18 часов встали у слияния ручейков с разных перевалов. Тропа вдоль одного из ручьев ведет к левому по ходу перевалу Таш-Рабат, у центрального небольшой водопадик, правый ручей течет из зеленого пологого ущелья.

Приключения в каньоне нас ничему не научили, и мы по-прежнему стремились сократить дорогу. В зеленом ущелье мы видели короткий путь в долину Джинишке. Поужинав, мы сидели в палатке спасаясь от дождя, мимо в сумерках проехали двое на лошадях и один на ослике. Они ехали через перевал Таш-Рабат в юрты, по пути расставляя капканы. Через час, выглянув из палатки, в слабом свете луны мы заметили ослика, которого отправили обратно домой. Он неподвижно стоял, задумавшись, с какой стороны обходить нашу палатку. Сколько он думал мы не знаем, шагов не слышали, утром его не было.

15 августа 2008

Утром солнечно и холодно, в 9:20 начали подниматься на перевал и за час дошли до перевального гребня. Перевалу этому дали имя Ичке — так местные называют ущелье и реку Джинишке. Спуск с гребня ведет в каньон с гладкими стенами и крутыми осыпями над ними, а влево по ходу метров на 100 выше перевального гребня видна граница черной и светло-серой осыпей. Поднявшись туда (4003 м, lon=75.275558, lat=40.729694), мы увидели пологий осыпной склон и пошли по нему вдоль русла Джинишке (Ичке). Внизу склон либо кончался скалами, либо упирался в начало очередного каньона. В конце концов нашли осыпной спуск к руслу сразу за последним каньоном и в полдень стояли в долине Джинишке. Начинался дождь. Категория перевала Ичке — 1А, в снег — со звездочкой.

В долине паслись бараны, вдоль чистенькой домашней речки шла тропа, которая привела к юрте. В юрте было холодно. Молодая хозяйка напоила нас кумысом, пожаловалась, что простыла годовалая дочка. Мы поделились медом, никаких жаропонижающих в нашей аптечке не бывает.

Немного ниже мы вышли на дорогу вдоль основного хребта. Здесь нас догнали хозяин юрты с приятелем и показали кратчайший путь через два хребтика в долину Карасу. За первым хребтиком, на речке Кенырташ, мы быстро пообедали, пока не было дождя. Две девчонки с интересом наблюдали за процессом приготовления и поглощения еды, за что мы угостили их парой галет и конфетами.

За следующим хребтом у речки Карасу нас зазвали в гости в очередную юрту. Здесь собралась большая веселая компания, много детей. Угощали пресной лепешкой и кумысом, чая не было — нечем топить, дров и угля здесь нет, а кизяк промок. Построить навес для кизяка в этой долине еще не догадались. Тут мы просидели больше часа за разговорами с шутками-прибаутками, показали наши карты, а нам в ответ в просвете между туч показали наш следующий перевал. Наконец, распрощались, под неугомонным дождиком дошли до левого притока Карасу и рано встали на ночлег. Когда пытались сориентироваться по карте на основе данных GPS, видимых вершинок и компаса, заметили, что компас врет примерно на 90 градусов — похоже, в этом месте магнитная аномалия.

16 августа 2008

Утром подождали погоды до 11:00, но так и не дождавшись, пошли под мелким дождиком вверх. В 12:10 были на перевале Карасу — 3946 м, lon=75.204373, lat=40.692886. На перевал ведет хорошая тропа, никаких сложностей перевал не имеет, безопасен, прост, словом, отличный некатегорийный скотопрогонный перевал. Сильный ветер немного разогнал тучи и дал полюбоваться озером Чатыр-Кель, но этот же ветер заставил нас покинуть перевал.

Быстро спустившись до речки Карасу, мы встали на обед с видом на красивые скалы бокового ущелья. Потом два часа шли вниз по левому берегу вдоль набиравшей силу речки. В тихом извилистом ущелье паслись вольные лошади, цвела низкорослая акация, а в прозрачной реке просто обязана была плескаться рыба (правда, мы ее не видели).

Река неожиданно прижалась к левому склону, тропа перешла на другой берег через брод, проходимый только для верховых. Немного ниже брода река сужалась так, что мы смогли перебросить рюкзаки и перепрыгнуть на правый берег. Видевшее это большое стадо яков, задрав хвосты, смело спаслось бегством, ускакав вверх по склону. Дальше тропу нам преградил табунчик лошадей с молодым рыжим жеребцом во главе. Несмотря на уговоры не обращать на нас внимания, лошадки увязались следом, а немного ниже встретился другой табун с чалым предводителем, и вожаки начали выяснять, где кому положено пастись. Жеребцы постояли пару минут неподвижно голова к голове, картинно выгнув шеи и хвосты, наконец, рыжий признал превосходство чалого и умчался со своими кобылицами обратно.

Долина постепенно расширялась, слева высилась приметная черная гора, справа долину пересекала полоса белых камней в русле ручья. Отсюда мы увидели первые юрты. Было около 17:00, за полчаса мы посетили две из них, жарко натопленные и светлые — в этом ущелье с проблемой топлива справились: кизяк собирали в штабеля высотой в человеческий рост, и в середине он оставался сухим. В первой юрте нас напоила чаем и кумысом молодая женщина интеллигентного вида, но едва говорившая по-русски. Во вторую нас практически затащила старушка с голубыми глазами и вообще удивительно русскими чертами лица, но тоже не понимавшая ни слова. Накормила нас свежими лепешками — она как раз пекла их. У входа внутри юрты был привязан маленький совершенно черный барашек. Примерно раз в минуту он громко кричал, показывая черный язык. Снаружи ему что-то отвечала мама-овца.

У юрт началась дорога. Мы неторопливо шли по ней, как вдруг справа из-за бугра на нас выскочил небольшой табун. Было впечатление, что эти хитрые лошади, сговорившись, подобрались к нам ползком или на цыпочках и вдруг с громким топотом помчались галопом, думая напугать нас. Мы строго прикрикнули на них. Лошади, как ни в чем ни бывало, развернулись и убежали. Так повторялось три раза — они тихо и незаметно подкрадывались, скакали на нас и снова убегали. Похоже, им было очень весело, нам, впрочем, тоже.

В 18 часов подошли к броду через через широкую, но мелкую в этом месте реку. Когда мы разулись, подъехал мальчик-подросток на серой лошадке и предложил перевезти, но мы перешли сами — вода показалась даже теплой. Мальчик гнал баранов, ему помогал щенок. Щенок никак не хотел лезть в воду, и мальчик перевез его, просто перебросив через холку лошади. Щенок покорно висел.

Река свернула вправо, юрты теперь стояли через каждый километр, прижимаясь к реке. Вечерело, накрапывал дождик, мимо брели стада баранов. Одно стадо гнал пес, собирая отделившихся овец лаем, а потом принялся за нас. С большим трудом удалось убедить его, что мы не из его стада.

В 19:30 мы встали под обрывом в каменистом русле Карасу, там, где она резко поворачивает на север, в широкой долине Арпы недалеко от дороги. Временами доносился низкочастотный рокот фур, воспринимаемый не ухом, а всем телом, ночью громыхала гроза, бушевал ливень. Утром было ясно и холодно, на тенте палатки лед.

17 августа 2008

С первыми лучами солнца потеплело, мы разложили вещи на просушку, а сами завтракали, любуясь панорамой заснеженных вершин над плоской долиной Арпы, ровной цепочкой столбов линии электропередач и букашками фур на трассе.

От реки Карасу до реки Суек мы топали с 10:00 до 17:00. Пересекли вначале ров глубиной около двух метров, потом семь или восемь широких русел рек, в двух из них была вода. Попадались остатки пограничных укреплений — спиленные столбы, разрушенный ДОТ. Трава в долине сухая и растет редкими клочками, как кочки на болоте, тем не менее тут паслись бесчисленные стада баранов, а ближе к реке Суек — коровы.

На входе в долину Суек толпилось несколько юрт, нас зазвали в одну из них с «Нивой» у двери. В машину садились молодой загорелый докторант из Швейцарии и сопровождавшая его киргизская девочка-переводчица. Швейцарец ужаснулся весу наших рюкзаков и рассказу о том, что мы уже девять дней в горах и будем идти еще столько же. Сам он собирал материалы для диссертации про бруцеллез у киргизских коров. Юная переводчица все пыталась выяснить на английском языке, где наш гид, пока кто-то из старших не объяснил — «ты что, не видишь, это ведь русские». Мы говорили вперемешку на английском со швейцарцем и на русском с хозяевами, а девочка, похоже, улавливала только английскую речь.

В юрте собралось человек десять, мы пили чай и кумыс, отказались от мяса — желудки уже привыкли к походной пище, не хотелось их расстраивать. Было весело, в компании оказалась образованная жительница Бишкека, превосходно говорившая по-русски, которая устроила нам что-то вроде блиц-интервью. На прощанье нас предупредили, что через реку Суек можно переходить только утром до полудня.

Дальше мы пошли мимо остатков пограничной линии по дороге в горы. На противоположном берегу виднелась пара вагончиков и несколько джипов — хозяйство пограничников. Через реку переходить не было и мысли — черная жижа, больше похожая на чернила, чем на воду, бурлила и ворочала камни. Через час мы встали высоко на склоне возле маленького чистенького ручейка. Ночью опять был сильный дождь.

18 августа 2008

Наутро погода была отличной, мы встали в 7:00, быстро собрались и за пару ходок дошли до широкого разлива реки с несколькими руслами. Решили переправится на левый берег по малой воде и неподалеку от заброшенного домика одолели четыре рукава реки — два из них были по колено глубиной. Как выяснилось позже, сделали мы это зря, нужно было идти по дороге. После переправы вначале шли тропами по руслу и зарослям зреющей облепихи высотой ниже ботинка, потом тропа полезла вверх, обходя каньон, повернула за гору и пропала посреди скального склона. Метрах в 200 выше по течению с противоположного берега дорога спускалась к реке и выходила на наш берег за нагромождением крутых скал, растущих из воды. По распадку мы спустились в воду, перешли реку, потом повыше еще раз — обратно на левый берег. Было уже около полудня, но река была вполне терпимой.

Мы оказались в широкой долине, справа спускались два ущелья, то, из которого вытекала прозрачная речка Кокбель, было нашей целью. Впереди, вверху реки Суек возвышались снежные вершины, а перед ними на противоположном берегу виднелась горстка ярких вагончиков пограничников, к ним через новый брод уходила дорога.

Немного углубившись в ущелье Кокбель, мы обнаружили остатки костров с кусками досок, мусор, тропа уходила влево, вверх от реки. Погода была ясная, от ветра защищал склон, и мы решили устроить здесь дневку. Искупались, постирали одежку, приготовили на костре гречку, поели и решили вздремнуть. Не удалось — вначале с шумными вздохами и хрюканьем мимо пропыхтело стадо яков, которое гнал сверху пастух. Потом по тропе к нашему костерку спустились шестеро всадников в бушлатах и с автоматами в сопровождении собаки. Пограничники проверили наши документы и пропуск в погранзону, порасспросили, откуда и куда идем, и не поверив, что мы уже десятый день в горах, полистали маршрутную книжку. Интересно, что офицеры и солдаты прекрасно понимали русский язык и даже говорили на нем между собой. В нарынском гарнизоне с солдатами объясниться было очень сложно, впрочем, там с нами разговаривали 18-летние солдатики, в патруле были ребята постарше. Командир предупредил, что тут полно волков, мы отшутились — сурки, мол, вкуснее нас. Пограничники согласились и похвалились своим уловом — с седла одного из них свешивалась тушка здоровенного жирного сурка, почти доставая передними лапками до земли.

19 августа 2008

Утром лениво валялись — вначале на солнце, потом, когда стало припекать, заползли в палатку. Так мы слились с пейзажем для глаз животных, и зверушки начали вести себя развязно. Из норки неподалеку вылезло семейство из пяти сурков погреться на солнышке, потом вдруг тревожно присвистнув, все попрятались. Оказалось, к речке спускалась лисичка. Напившись, лиса беспечно прошла метрах в десяти от нас, и наконец глянула в нашу сторону. Выражение ее мордочки сменилось на растерянно-испуганное, и лисичка, не набирая скорости, но как-то суетливо и нервно побежала вверх, периодически оглядываясь на нас.

После обеда, около 14:00 пошли вверх по ущелью. Тропа петляла по широкому руслу с небольшим прозрачным ручейком. За два часа добравшись до конца прямого участка ущелья, свернули влево по ходу вдоль грязного ручья, чистая вода текла справа. Тропа шла по камням и воде, довольно быстро набирая высоту. За поворотом направо открылось травянистое ущелье, плавно поднимающееся к перевалу. Правый склон ущелья — черная осыпь, левый — цвета «кок», зелено-голубой с рыжими подпалинами, в полном соответствии с названием перевала Кокбель. Здесь ручей опять стал прозрачным, а выше по течению обнаружилось место стоянки, где мы и бросили палатку. Было всего лишь 18:00, но дул сильный ветер, и подниматься выше не хотелось.

20 августа 2008

Утром было очень холодно, вышли только в 12:30, когда солнце хорошо прогрело наш склон. За 20 минут залезли на некатегорийный перевал Кокбель (3929 м, lon=75.489667, lat=40.902583), полчаса погуляли по нему, начали спускаться по тропе и только в 15:00 остановились на обед у большого притока с левого склона, то есть с Ферганского хребта. Здесь тропа идет по левому склону ущелья, а под скалистым правым течет небольшая прозрачная речка, собирающаяся из небольших родничков. Приток был в несколько раз мощнее, а вместо воды в нем была жидкая грязь. Грязные реки попадались и раньше, тот же Суек был черным, но этот приток был просто потоком шлака.

В 16:00 часов мы удачно перескочили через несколько русел притока, поднялись на первое боковое ребро Ферганского хребта, перевалили через него и оказались у следующего. И так еще десять раз или около того, зато все по хорошей тропе. Речушка у правого склона превратилась в бурный грязный Каракол, высота боковых ребер все возрастала — * 200 метров вверх, 200 метров вниз, брод через грязь; повторить от *. Одним словом, типичный некатегорийный перевал, рекомендуется брать первым в горном походе первой категории в направлении, противоположном нашему, то есть с запада на восток.

Уже к вечеру спустились к очередному левому притоку в широкой долине — черному ручью с перевала Каракол. Здесь гулял табун лошадей и одиночные яки, на зеленых полянках росли грибы дождевики размером с человеческую голову. К сожалению, на нашем восточном берегу не было ручьев с чистой водой, а переправляться через приток уже было рискованно, и в 18:30 мы поставили палатку напротив поворота в наше следующее ущелье. Из этого ущелья вывалилась троица яков, толкаясь и бодаясь, они скатились по крутому склону, играючи перешли поток, задержавшись в середине и опять потолкавшись, потом направились к палатке. Отогнали мы их мелкими камешками, да и то, пока по лбу не попали бурой кудрявой корове, уходить они не собирались. Вели они себя как сильно загулявшая компания, которую выгнали из кабака, только что песни не пели.

21 августа 2008

В 9:30 мы были уже на другом берегу. Приток сильно обмелел, но переправлялись все равно стенкой — воды было по колено. По тропе вдоль ручья поднялись до развилки, свернули влево на юг и дальше шли по руслу — по следам яков. Одолели три снежных моста, проход по одному из них был опасным, а выбраться на берег было трудно. Ущелье постепенно расширялось, ручей опять разделился на два притока, мы пошли направо с резким набором высоты. Крутизна склонов порой доходила до 30 градусов, топали по самому краю ручья, а иногда по камням в ручье.

Наконец мы оказались в цирке с открытым ледником в центре. Слева от ручья цирк замыкала черная вершина с ледником, справа тянулся рыжий склон, оканчивавшийся вершинкой впереди на Ферганском хребте. Все, что находилось между вершинками, можно было считать перевалом. Ближе к левой по ходу вершине перевал был ледовым, ближе к правой — осыпным, в нижней трети ледовой части виднелся бергшрунт.

Мы полезли прямо на правую вершину — вначале по пологой осыпи, потом по крутой, потом по разрушенным скалам. Метров на 100 выше самой низкой части седловины перевала по склону шла хорошо набитая козья тропа, по которой мы в 15:30 и спустились на седловину: 4222 м, lon=74.575471, lat=40.607650. Все время, пока мы карабкались, параллельно нам по гребешку шли семь коз, потом, поднявшись на перевал, мы еще раз заметили их недалеко внизу.

На перевале нас встретил сильный ветер. Немного укрывшись за камнями, быстро перекусили сардинами с сухарями и начали спускаться влево по ходу, с неба сыпалась снежная крупа. На первой ровной площадке с водой устроили настоящий горячий обед. Дальше спускались по центру ущелья между двумя ручьями. Начинался дождь, спуск становился все круче и круче. Перед самым крутым и последним участком спуска встретились следы ботинок и окурки. Скатившись по луковому склону к слиянию двух ручьев, перепрыгнули через левый, и тут же путь преградил черный поток из левого большого ущелья со снежными вершинами. Попробовали найти брод немного повыше, но без результата, и на ровной травяной площадке около маленького чистого ручья под огромным камнем в 19:00 поставили палатку. Перед самым закатом дождик кончился, облака исчезли.

22 августа 2008

После завтрака надели каски, достали веревку и переправились через приток — воды стало значительно меньше, но из ручья по-прежнему доносился стук камней. Дальше двигались по руслу Каракульджи, держась левого берега, когда можно было выбирать. До обеда переправились через реку, наверное, раз десять и всякий раз со страховкой — река суровая, в черной воде не видно дна, кое-где глубина была по причинное место. Кроме крутых берегов, переходить на другую сторону вынуждали снежники. На отмелях встречались следы людей (видимо, туристов), а потом и лошади.

На высоте 3000 метров появилась тропа на левом берегу, которая временами шла по краю реки, временами поднималась над ней метров на сто. Пообедали на одном из чистеньких левых притоков, а к вечеру дошли до природной достопримечательности Сулуу-Сары-Таш (Красивый Желтый Камень). Крутой склон тут порос высокими елями и рябинами, среди них большие желтые натечные камни, по которым журчат ручейки. Под склоном широкая поляна, много хвороста, очаг и бытовой мусор. Тут мы и заночевали.

23 августа 2008

Утром за одну двухчасовую ходку дошли до большой поляны там, где в Каракульджу впадает река Качура-Бель. Поляна сильно загажена, несколько очагов среди высокой арчи, ивы и рябин. Тропа продолжается и вниз по Каракульдже, и поворачивает вверх на перевал Качура-Бель, куда нам и надо. Сначала тропа идет вдоль ручья, переходя с одного берега на другой, перед поворотом реки на восток тропа покидает реку и поднимается прямо к перевалу. Склоны сильно заросли травой в человеческий рост и тропу порой не видно — продираясь сквозь заросли, мы наглотались пыльцы и мелких семян, надышались густыми запахами до головной боли, а вся одежда была покрыта ровным слоем колючек. В этот день смогли дойти только до поворота реки — просто разболелась голова, появилась сильная слабость, и в 16:30 мы поставили палатку на склоне у одного из ручейков.

24 августа 2008

Пасмурно, сразу после завтрака начался мелкий дождик, но пока шли на перевал, прояснилось. Троп здесь много, часть из них явно козьи. На перевале Качура-Бель (некатегорийный, 3612 м, lon=74.399231, lat=40.571132) были около полудня. Спуск в долину реки Кулун по хорошей тропе, с середины склона перевала начинается ручеек.

Река Кулун в 12:30 имела белесый цвет, вечером стала бурой. За одну ходку тропа над рекой вывела к хорошей стоянке, потом, обходя прижим, пришлось переправиться на другой берег. Пока сушились, пообедали и сразу переправились обратно. Вспугнули большую стаю кекликов, и вообще живности тут много — на мокром песке у реки то и дело попадались следы копыт и звериных лап.

В 18:00 стояли у озера — берег здесь из черного песка, изрезанный многочисленными рукавами реки, подойти к озеру нельзя. Вся грязь из реки попадает в озеро, и с этого края вода в нем мутная, и вообще, оно белесое, непрозрачное и не особо красивое. Дул сильный ветер, поднимая небольшие песчанные бури и засыпая мелким черным песком посуду и еду. Выбирая место для палатки, обнаружили на берегу следы медведицы с медвежонком, слегка занервничали и развели здоровенный костер, к ночи закоптив всю округу.

25 августа 2008

Утром тепло и ясно, еще с вечера мы разглядели начало тропы по левому берегу, по которой можно обойти озеро. Тропа вьется среди деревьев и высокой травы, сразу набирая 250 метров, и на этой высоте проходит три километра из четырех вдоль озера, теряя и опять набирая метров по 50 высоты. В распадках текут чистые ручьи — на одном из них мы остановились на обед. На последнем километре тропа резко забирается вверх еще метров на 200, почти столько же сбрасывает, потом еще пара взлетов-спусков — и в 16:00 мы на западной оконечности озера Кулун. Здесь вода гораздо чище, но спускаться к ней нужно через завал из больших камней, чего мы делать на стали.

Дальше хорошая тропа ведет вверх на заросшее травой плато, мимо каменного убежища, земля вокруг которого усыпана битым стеклом, консервными банками и конским навозом. А с противоположного края плато виден истинный масштаб обвала, создавшего озеро Кулун: громадный склон, заросший арчовым лесом, метрах в ста внизу из склона вырывается бурная река, а еще метров на 400 ниже синеет озеро Малый Кулун.

Тропа держится левого склона ущелья, потом видна повыше на осыпи правого берега реки. Переправа здесь рассчитана на всадника, и мы в поисках лучшего брода добрались почти до места, где с диким грохотом из под земли рождается река. Переправившись, еще час брели по осыпи и, наконец, свернули с тропы к реке, где нашли небольшую ровную площадку под деревом для палатки. Совершенно вымотанные, собрав остатки сил, умылись и поужинали. Одного перехода вдоль озера Кулун вполне достаточно для дневной нормы нагрузки, а прогулка к нижнему озеру в поисках красивого места выжала нас окончательно.

В планах значилась дневка в этих местах, и живописное маленькое озеро весьма к этому располагало, но запасы еды у нас уже практически иссякли, а дневать впроголодь не очень-то интересно. Из продуктов остались хлопья раз на пять, щепотка сухого сыра, пара кусочков сала, немного чая и сахара, ложка меда. Вообще, как-то слишком быстро исчезло все сладкое — мы как раз доедали крошки галет, смешав их с медом, и удивлялись, почему не едим такую вкуснятину дома.

26 августа 2008

Солнечным утром за час дошли до берега малого озера, обнаружив по дороге большую брезентовую палатку с очагом, коновязью, но без людей. Как выяснилось позже, это был пост егерей, а вся территория вокруг озер является заповедником. Малое озеро вызвало восторг — чистая вода глубокого синего цвета, раскидистые деревья на правом склоне и громадный завал позади. Тропа на правом берегу обходит озеро по крутому склону на высоте метров 50 над водой, и эта тропа вполне достойна, чтобы по ней водили экскурсии — и вид хороший, и немного страшно для неподготовленных людей.

На нижнем берегу тропа уходит вправо в каменный завал, но мы свернули к озеру и искупались в чистейшей воде. Здесь, в центре каменного завала на нижнем берегу, бугор, поросший кустарником, на нем несколько ровных площадок, где видны следы пребывания людей и можно приткнуть палатку.

Тропа спускается среди крупных камней осыпей до второго места появления реки — вода совершенно прозрачная, отстоявшаяся в озерах и прошедшая двойную очистку в завалах. В камнях водятся змеи — нам встретились прямо на тропе две штуки длиной с полметра. Одна, пестро-коричневая, сразу уползла, вторая, черная, пыталась угрожать, разинув пасть.

Дальше начинались обжитые места. В принципе, заповедник кончается только после впадения реки Дунгыр в реку Кулун, и выше скот пастись не может, но скотина границы не признает, и трава здесь хорошо подъедена. Здесь уже довольно низко и тепло, красивое ущелье, особенно радовала глаз чистая речка, ведь целую неделю, начиная с реки Суек, все крупные реки были черного цвета.

Чуть выше пары могил-мазаров мы перешли вброд реку и опять напрасно намочили ноги — немного ниже был мост. К обеду дошли до границы заповедника и попали в большой палаточный городок. Тропа тут идет по правому берегу, а этот лагерь и все последующие располагались на левом — по реке проходит граница заповедника.

Лагерь, сильно напоминавший цыганский табор, населяли в основном женщины и дети, в одну из палаток нас позвали в гости — там оказался мужчина лет сорока. Даткабек отдыхал в летней резиденции после напряженной работы по заготовке сена внизу в поселке. Пили чай и кумыс, ели лепешки и свежий каймак, сдерживаясь, чтобы не выглядеть слишком оголодавшими и одичавшими. Вскоре подошел местный имам и родственник Даткабека, разговор шел со скрипом из-за языковых проблем — ребята служили в советской армии, но давно. Потом фотографировались с жителями этого лагеря. Интересно, что внешне южные киргизы отличаются от нарынских — в здешних лицах улавливалось что-то индийское.

До поселка Кондук мы дошли к 18:00. Дорога очень красивая — развесистые березы на зеленых берегах кристально чистой реки, на склонах высокая арча, в реке есть рыба, много мест, где просто хочется поставить палатку и отдохнуть пару дней.

Дорога обратно

Кондук тянется по правом берегу вдоль реки, на левом под крутым красным глиняным склоном несколько отдельных домов. Есть электричество, а на вершине горы торчит вышка телевизионного ретранслятора. В поселке нас окликнули мужчины, разгружавшие машину с сеном, и завязался разговор-торг. За машину до райцентра Каракульджа (это около 70 км) с нас просили 100 долларов. Мы предлагали за это 700 сомов. Потом с нас просили 2000 сомов, потом сговорились за 800, но с условием, что в машине будут бараны. Мы не подозревали сколько их будет — ну, подумаешь, два-три барашка.

Машина УАЗ — единственный тип легковушек в этом и всех ближайших селах. По дороге до Каракульджи нам встретилась одна Нива, один японский джип и около тридцати УАЗиков. Кроме водителя и нас в машине УАЗ-469 был парнишка — сын хозяина баранов, на багажнике над кабиной лежали наши рюкзаки и снятые задние сиденья. На передних сиденьях располагались все четыре человека, на месте задних — одиннадцать живых баранов.

Дорога четвертой категории, сказал нам один из провожающих, это без покрытия и знаков. В основном дорога идет по глиняным склонам, и в дождик на ней должно быть весело; кое-где видны следы бульдозера, расчищающего ее от камней. Слева далеко внизу, в глубоких каньонах текут сильно мутные реки, изредка встречаются селения.

С пареньком Исхатом разговорились, он превосходно владел русским языком. Студент Ошского филиала Росийского университета, учится финансам. Обучение платное, но раза в три дешевле других вузов. Диплом признается в России, и Исхат после учебы хочет устроится на работу в России. С веселым водителем тоже быстро нашли общие темы. В разговор настойчиво вклинивались бараны — блеяли под ухом, кашляли, шумно и жарко дышали в шею и угомонились, только когда стемнело.

Около 22:00 были в Каракульдже и остановились в доме отца Исхата. Выгрузили баранов — первых из машины вытаскивали с трудом, но когда их набралось какое-то критическое число, остальные сами посыпались наружу и, сбившись плотным стадом, дружно побежали в загон. Дома были родители и три довольно взрослых сестренки Исхата, два мелких племянника. Младшие сестренки во дворе под лампой резали сливы на варенье, старшая сестра сидела за столом с нами и приглядывала за сыном. К ужину были салат из свежих помидоров (в огороде растут), шорпо и чай со смородиновым вареньем (ягоду собирали в горах). По телевизору шли новости на киргизском языке, главные темы — падение самолета в Бишкеке и водно-энергетический кризис в стране. Посмотрели и запись закрытия Олимпиады, узнали о войне с Грузией. Спали во дворе на лежанке, сильный ветер шумел в пирамидальных тополях над головой.

27 августа 2008

Встали в 6 утра, Исхат проводил нас до остановки такси, и по 150 сом с человека мы поехали на BMW 520 в Ош. В Узгене отправили смс об окончании маршрута, получили бодрое подтверждение, а к 8:00 мы уже были в гостинице за стадионом. Интересно, что для молодых парней-таксистов ориентиром был драмтеатр, что напротив стадиона. В гостинице пусто, ждали последнюю в сезоне группу альпинистов. Цены почти прежние: за номер на двоих 300 сомов, а вот душ подорожал вдвое — 50 сомов. Думали, встретим тут знакомых альпинистов из Томска, но томичи уехали на день раньше.

В 10 часов мы уже бродили по базару и покупали персики, потом ели в столовой на базаре салат и вкусный овощной суп, в котором было много редьки и немного мяса. Купив про запас груш и яблок, пошли домой, но с одного из дастарханов нас окликнули. Оказалось, глава томских альпинистов Галя Новоселова, как всегда веселая, яркая и энергичная, завтракала тут блинчиками в компании двух потрепанных парней с обгорелыми шелушащимися лицами, у одного перебинтованы пальцы ног. Выпили с ними чаю, поделились впечатлениями, кто где бывал, что видал.

Еще сутки в Оше прошли в прогулках по парку у реки, исследовании города и базара. Довелось даже полакомиться свежим инжиром — перехватили три штучки у пары служащих налоговых органов, скупавших инжир оптом у старенького узбека. Раньше инжир нам здесь не попадался. Уехали в Бишкек утром по 1000 сом с человека.

Kyrgyzstan!!!! Eto rai na

Kyrgyzstan!!!! Eto rai na zemle. Byl vo mnogih stranah,no eshe ne vstrechal takuyu mestnost6!

Согласен. Скоро, надеюсь,

Согласен.
Скоро, надеюсь, покажем еще кусочек рая. В этом году там была отличная погода.

Приезжайте еще, мы будем

Приезжайте еще, мы будем только рады

Спасибо за приглашение!

Спасибо за приглашение! Отличные горы и гостеприимные люди!

Добрый день! Я собираю

Добрый день!
Я собираю информацию для нового перечня высокогорных перевалов. Меня интересуют подробности о перевалах, пройденных Вами в хребте Ат-Баши в 2008. Если есть возможность - прошу связаться и обсудить информацию. Поскольку другого способа связи не нашел - публикую свой e-mail ******.*** По возможности прошу администратора передать информацию напрямую автору отчета, а не публиковать.
С уважением
Вадим

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании

КАПЧА
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку. Введите ЦИФРАМИ число. Из-за засилия спамеров коментарии публикуются после проверки администратором.
пять * = 25
Solve this math question and enter the solution with digits. E.g. for "two plus four = ?" enter "6".