trek

Остров Крым

 

Приемник-распределитель «Артека»

Чатыр-Даг

Под Эклизи-Бурун

Чатыр-Даг с Эклизи-Бурун

По пути на Димерджи

Дождь в кормушке

Джурла

Димерджи-яйла

Над селом Генеральское

Караби-яйла

Спуск с Караби-яйлы

Урочище Чигенитра

Родник Вересъ-Чохрак

В 2005 году горные страны Средней Азии отменили въезд по внутренним российским паспортам, заграничный паспорт пришлось ждать больше двух месяцев — к отпуску он никак не поспевал. И вот, морально готовые к очередному горному походу, мы нашли единственные доступные горы — Крымские. И поехали в Крым.

Поход выдался тяжелым. С самого начала пострадали бока и седалища в поезде Новосибирск-Симферополь, который тащился трое суток с лишним. Позже выявились прочие отягчающие обстоятельства.

Начитавшись отзывов в интернете и правил посещения туристских троп в Крымских горах, и чтобы обезопасить себя от возможных недоразумений с егерями, было решено зарегистрировать свой маршрут в КСС. За девять дней в горах за двоих полагалось заплатить 36 гривен (курс 1 гр. около 6 руб.). Мы великодушно решили отдать их — вдруг на эти деньги вывезут пару мешков мусора из крымских лесов. Бумажки были подготовлены заранее, оставалось поставить на них печати и подписи. Поезд прибыл в Симферополь в 19:45, а магазин спортивного снаряжения, в котором располагался филиал КСС, закрывался в 20:00 и расположен он примерно в 300 метрах от вокзала. Мы выскочили из вагона первыми и, лавируя в привокзальной толпе, рванули к цели. Несмотря на трое суток лежачей жизни, увесистые рюкзаки и духоту, за 10 минут до закрытия ввалились в магазин. Приветливый мальчик похвалил за дисциплинированность, подмахнул бумажки и на прощанье продал карту Крыма.

Надо было где-то переночевать и, конечно же, помыться. Недалеко от вокзала, если сразу свернуть налево и идти сначала вдоль него, потом мимо автовокзала, перейти на другую сторону улицы и продолжать еще немного двигаться в том же направлении, расположен приемник-распределитель «Артека». (Официально он называется как-то по-другому, но смысл в том, что раньше счастливых пионеров, ехавших в «Артек», собирали там, сортировали и затем уже везли на побережье.) В этом страшноватом бетонном здании с просторным крыльцом и характерными окошками с деревянными решеточками сейчас некое подобие гостиницы. Селят там по половому признаку в большие комнаты на 10-12 человек всего по 5 гривен за место. Измученные долгой дорогой мы решили не мелочиться и за 50 гривен сняли на двоих комнату с десятью кроватями. Обстановка — «бедненько, но чистенько». За отдельную плату получили душ с горячей водой, и приведя себя в человеческий вид, отправились гулять. Попробовали украинского пива, купили горсть свежего миндаля, лепешку и в круглосуточном магазинчике бутылку сладкого вина «Солнце в бокале». Вернувшись в апартаменты, приговорили бутылочку, выбрали пару кроватей у окошка и завалились спать. В голове все еще шумел поезд, за окном шумела улица, было душно.

Ранним утром поменяли деньги, купили фруктов и главное, пару бутылок какого-то дешевого, но хорошего портвейна, который перелили в пластиковую. (Вот это еще одна из трудностей похода — хорошего вина в Крыму много, приходилось таскать на себе литр-другой. Кончалось оно, правда, довольно быстро.) На автовокзале к троллейбусам, везущим на побережье, была безумно длинная очередь. Нашли маршрутку до Алушты по 17 гр. с человека. Стояла жара за 40 С.

Выйти нам надо было у селения Привольное. Водитель, конечно же, не знал где это, но знал мост, расположенный немного дальше. Высадил нас за мостом почти у поста ГАИ, пришлось топать километра три обратно по отрезку старой дороги, параллельному основной. Вдоль дороги росло всякое съедобное — яблоки, ежевика, алыча. У турстоянки Сосновка свернули налево и через солнечный и прозрачный южный лес подались на Чатыр-Даг-яйлу.

Есть в тропах на крутых склонах Крымских гор одна особенность, из чего ясно, что проложены они не мудрыми местными жителями, а энергичными молодыми туристами. Все тропы идут на склон прямо в лоб, вместо того, чтобы мягко вилять серпантином. Хоть и не высоко, но все же неудобно подниматься или спускаться. А вообще тропы здесь ведут от родника к роднику и надо знать, куда свернуть и где остановиться на ночь.

Ближе к вечеру, отдыхая в тени дерева у родника за кружкой чаю, обнаружили, что в высокой сухой траве жуткое количество всяких докучливых мух и мошек. Они еще и кусаются. И вдруг над небольшой ложбинкой в пяти метрах от нас собралась плотная стая крупных золотисто-голубых стрекоз. Их были сотни, а может, тысячи. Они летали туда-сюда, с треском сталкиваясь, и ловили мух. Так продолжалось с полчаса. Сделав вывод, что стрекоза — друг человека, мы отправились на запад, к пещере Мраморной.

На следующий день держали курс на высокую гору Эклизи-Бурун. К полудню идти становилось все тяжелее и тяжелее. Не сразу поняли, что виной тому страшная жара (потом местные говорили, что в этот день вдали от моря было +45 С). А ветер с моря загораживали горы. Запас воды иссяк почти полностью.

Напились из родника на Буковой поляне. Здесь же выяснили, что вымыться с головы до ног можно всего лишь тремя литрами воды. Пригодился нудистский опыт — лес прозрачный, укрыться негде, а народу ходит много. Так и плескались на полянке нагишом, поливая себя прохладной водой из бутылок. Деликатные отдыхающие обходили стороной.

С ночи на Буковой поляне началась бессонница, не отпускавшая до последнего дня в Крыму. Короткие кусочки сна наполнялись фантастическими сновидениями, перемешанными с шорохами леса. В эту ночь снились, например, привидения из расположенной неподалеку долины Привидений — они прятались за каждым деревом. Насыщенная человеческой историей крымская земля не давала спать.

Следующие два дня шел дождь. Жара сменилась липкой духотой, горы затянул туман, и наконец, к обеду громыхнуло и пролилось. Мы шли на Димерджи. На часок заблудились в тумане: тропинка, по которой надо было идти, показалась сомнительной и мы свернули совсем в другую сторону по широкой дороге. Ушли куда-то не туда, вернулись к тропинке. Дождь кончился, на полянке с кормушкой вдели зайца и радугу, берущую начало под кустом. Горшок с золотом искать не стали. Вечером были на Джурле, да еще на слете поэтов. Полночи творческий народ орал песни у костра, кто-то красивым тенором пел оперные арии, пока всех не разогнал по палаткам мощный ливень.

Там есть небольшое, полное толстых лягушек теплое озерко, где мы решили искупаться перед дальней дорогой на яйлу. Специально для таких случаев были куплены пластиковые шлепанцы, которые не тонут. Дно озерка оказалось илистым и вязким, и один тапок бесславно в нем исчез. Второй оставили на берегу лягушкам.

В попытке повысить сложность маршрута пошли не по тропе, а напролом через буковый лес мимо ручейка. На довольно крутом склоне, покрытом мокрыми листьями, попыхтели немного и выбрались-таки на яйлу. Только подумали, ай да молодцы, мол, обычные люди здесь не ходят, обнаружили под ногами пару пробок от пивных бутылок. Больше так не делали, ходили как все — по тропинкам.

Несколько раз пересекались с группой киевлян (двое взрослых мужиков и три разновозрастных паренька) — они шли в ту же строну, но другими путями. Утром у родника Восточный Су-Ат разговорились. Их руководитель местность знал хорошо, стал что-то объяснять. Мы развернули карту, достали обыкновенный компас. Вот он-то произвел сильнейшее впечатление на парнишку лет 18-20: а что это такое? — покрутил компас в руках. С искренним изумлением: а почему стрелка не крутится, в одну сторону показывает? Его старшие товарищи, покатываясь со смеху, пояснили, что он студент-экономист, откуда ему про компас знать. На дереве у родника сидела большая улитка.

На Караби-яйле в траве нашли купюру в 20 гривен. Палаточный городок спелеологов виднелся вдали, рядом с метеостанцией. Заглянули в пещеру Мамина. Тогда уже тучи разогнал сильный ветер, припекало солнце, и пещера показалась очень холодной и мрачной. А на спуске с яйлы появился кизил. Все остальные дикие плоды, за исключением алычи и ежевики, совершенно несъедобны — горькие и твердые. А из кизила с парой яблочек и груш вечером получился отменный компот с видом на Чигенитру и звезды.

С продвижением на восток туристы попадались все реже, но все чаще стали попадаться объекты, не обозначенные на нашей карте. То это был внушительный памятник партизанам с огромной кучей камней, столиком и скамейками около него, то довольно обширное болотце — вообще редкость для здешнего ландшафта. А еще совершенно случайно наткнулись на красивый родник с тремя трубами — на карте и его не было. Потом уже узнали, что называется он Вересъ-Чохрак.

На этом месте у нас кончились продукты. И решили мы на следующий день сделать радиальный выход до ближайшего магазина. Горные тропы Крыма этим и сложны, что практически из любой точки за полдня можно сбегать за пивом и закуской. И вот в середине дня мы вышли на дорогу и бодренько сбежали вниз к деревне Красноселовке. Магазина там не оказалось. Отвезти до следующей, с магазином, Головановки никто не взялся. Подобрал нас груженый лесовоз, в кабину которого мы втиснулись вместе с рюкзаками. Купили всякой еды, опять же бутылочку крымского вина и бутылочку пива — единственную литровую из холодильника. Упаковались и пошли обратно. Вскоре нас подобрал другой, пустой лесовоз. Теперь ехали в кузове, просторно. За Красноселовкой нас высадили, мы отошли немного и сели в тени на обочине передохнуть, а заодно и перекусить. Каково же было наше удивление, когда мы хлебнули холодненького пивка — оно оказалось крепким. В нормальной жизни мы такое вообще не пьем, а тут в горку, под рюкзаками, на жаре... Бегло читать по-украински мы не умеем, да и слово «мицне» нам до той поры не было знакомо. Деваться было некуда, пришлось выпить. Следующая ходка в 45 минут была самой тяжелой за все походы.

По пути к верхнему Кок-Асану был странный лес. Сначала заметили, что в нем нет птиц, пригляделись — и насекомых почти нет. Мертвый лес. И много поваленных деревьев и следов лесовозов. Заночевали с дефицитом воды, родник нашли только утром немного ниже.

На последней стоянке с названием Ворон было безлюдно и очень грязно — сильно вытоптано и за каждым кустом отхожее место и кучи мусора. Нашли полянку почище, а рядом несколько деревьев настоящей сливы. Новый вариант компота.

Утром быстро спустились до деревни Ворон, переоделись в цивильное, оставив у дороги рваные штаны, и вскоре сели в проходившую мимо маршрутку. Она ехала в Судак. А нам было все равно, и мы поехали в Судак — наконец-то искупаться в море.

Красивый спуск Караби-яйла.

Красивый спуск Караби-яйла.

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании

КАПЧА
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку. Введите ЦИФРАМИ число. Из-за засилия спамеров коментарии публикуются после проверки администратором.
* два = два
Solve this math question and enter the solution with digits. E.g. for "two plus four = ?" enter "6".